Махабхарата – величайший летописный памятник Культурного Наследия Древней Руси. Часть 20. (Бхагавад Гита. Часть 2).

Автор: Всеславъ − соратник Родобожия.

В двадцатой части этой статьи мы продолжаем знакомство с Махабхаратой, осмысливая её Древние Славяно-Арийские образы. Перед началом чтения 20-й части этой статьи советую прочитать сначала её предыдущие части:

Разъяснение древних Славяно-Арийских образов.

Разъяснение образов, встречающихся в этой главе, даётся не в алфавитном порядке, а для удобства усвоения их смысла – в порядке их появления в тексте стихов.

В беседе с Арджуной Крышень произносит: «В бездействии мы не обрящем блаженства».  Речь идёт о том, что в мире Яви тело любого (и йога и аскета) подвержено воздействию Гун материальной Природы. Поэтому, отвергнуть нужно не деяние как таковое (ибо какая-то, пусть неосознанная, деятельность неизбежно имеет место в мире, управляемом Гунами), но привязанность к нему, то есть — заинтересованность в результате.

Даждьбогъ: Даждь – Дающий. Даждьбогъ – перворождённый сын Сварога, породивший всё, что находится внутри нашего Вселенского яйца.

Джанака. В соответствии с Симфоническим Санскритско-Русским Толковым Словарём Махабхараты академика Б.Л. Смирнова (в дальнейшем, для краткости – ССРТСМ) разъяснение таково: Janaka — «родитель», прославленный древний Мудрец и Царь (Раджариши), отец Ситы, жены царевича Рамы, считающегося воплощением Вишну.

Рассмотрим образное значение имени Джанака: Д – Добро, Ж – Жизнь, А – Асъ (Азъ – Богочеловек), На – прими (получи), Руна Ка – Союз, Единение. Совместив образы воедино, получим: «Наш Богочеловек, объединяющий в себе Добро и Жизнь».

Лада: супруга Сварога, Богиня упорядоченности, лада, гармонии, богатства и благополучия.

Образное значение имени Лада таково: Ла – Просветлённая Душа, Д – Добро, А – Асъ (Азъ – Божество в человекообразном теле). Объединённый образ: «Божество в человекообразном теле с Просветлённой Душой, дарующее всем Добро».

Пращур. Чуры и Щуры – это Предки. Пращуры – Первопредки. В данном случае подразумевается Первопредок Даждьбогъ.

Город девятивратный: подразумевается физическое тело, с его 9-ю вратами: 2 глаза, 2 уха, 2 ноздри, рот, половой орган, анус.

Сварогъ: В соответствии с ССРТСМ: Svarga – Ведущий к Свету, в Небеса.

Рассмотрим образное значение имени Сварогъ: С – Слово, В – Веды, А – Асъ (Азъ – Божество в человекообразном теле), Р – Реце (Рекущий), О – Он, Ъ – Твердо (Утверждение). Совместив образы воедино, получим: «Бог в человекообразном теле, рекущий и утверждающий слова Вед». Сварогъ – Прародитель Даждьбога.

Уттара. В соответствии с ССРТСМ: Uttara – верхний, северный, превосходящий, победный, лучший; возвышенный — имя Раджи.

Образное значение имени Уттара таково: У – Устой, Т – Твердо (Утверждение), А – Асъ (Азъ – Богочеловек), Ра – Изначальный Свет Прародителя. Объединённый образ: «Богочеловек, утверждающий Устои и Изначальный Свет Прародителя».

Швета. В соответствии с ССРТСМ: Сveta – светлый, белый; сияющий; название многих живых существ.

Чтобы понять образное значение имени Швета, заменим взаимозаменяемые буквы «ш» на «с» и получим Света: Свет – Свет, А – Асъ (Азъ – Богочеловек). Совместив образы воедино, получим: «Светлый Богочеловек».  

СКАЗАНИЕ О СРАЖЕНИИ НА ПОЛЕ КАУРАВОВ (КУРСКОМ ПОЛЕ).

«Бхагавад Гита» — Божественная Песнь, главы: 3, 5, 18.

БХАГАВАД ГИТА — БОЖЕСТВЕННАЯ ПЕСНЬ.

3.

Арджуна спросил: «Если мне в назиданье,
Превыше деянья Ты ставишь познанье,
 
Тогда почему, Разуменьем Богатый,
На страшное дело толкаешь меня Ты?
 
Сознанье мутишь мне двухсмысленной речью.
Ответствуй мне ясно: где благо я встречу»?
 
И Крышень ответил: «Стремящимся к Йоге
Я прежде уже указал две дороги:
 
Для жаждущих с Рамхой Предвечным слиянья
Есть Йога Познанья и Йога Деянья.
 
В бездействии – мы не обрящем блаженства; 
Кто дела не делал, - тот чужд совершенства.
 
Однако, без действий никто не пребудет:
Ты хочешь того, иль не хочешь – принудит
 
Природа тебя: нет иного удела,
И, Ей повинуясь, ты делаешь дело.
 
Кто, чувства поправ, всё же помнит в печали
Предметы, что чувства его услаждали, -
 
Тот связанный следует ложной дорогой
А тот, о, Арджуна, кто, Волею строгой
 
Все чувства поправ, Йогу Действия начал, -
На Правой Дороге себя обозначил.
 
Поэтому действуй; бездействию – дело
Всегда предпочти; отправления тела –
 
И то без усилий свершить невозможно:
Деянье – надёжно, бездействие – ложно.
 
Оковы для мира, - бездушны и мертвы
Дела, что свершаются не ради Жертвы.
 
Так действуй, Арджуна, но действуй в Со-Знании
С Даждьбогомъ – Первоотцом Мироздания!
 
Людей породив, Он сказал: «Размножайтесь
И, жертвуя, Жертвой своей насыщайтесь:
 
Себя ублажайте, Богов ублажая,
И будет от жертвы вам польза большая.
 
Приняв эти Жертвы в Небесном Чертоге,
За них наградят вас довольные Боги, -
 
Иначе предстанут пред вами ворами,
Когда на дары не ответят дарами»!
 
Остатками Жертвы питаясь, мы чище
От этой становимся праведной пищи,
 
А люди, которые Жертв не свершают,
Всё сами съедая, - греховность вкушают.
 
От пищи возникли все твари живые,
А создали пищу – струи дождевые,
 
От жертвы – дождя происходит рожденье,
А Жертва – есть действия произведенье,
 
А дело – от Даждьбога, Он – Вездесущий,
А значит, Он в Жертве, нам благо несущей.
 
Кто этому круговращенью враждебен –
Игралище чувств, - и кому он потребен?
 
Но тот, кого Даждьбогъ насытил всецело,
Кто в Даждьбоге счастлив, - тот Волен от дела.
 
В сей бренной юдоли не видит он цели
В несделанном деле и в сделанном деле.
 
Он самопознания выбрал дороги,
В ничьей на Земле не нуждаясь подмоге.
 
Итак, делай то, что ты делать обязан.
Блажен, кто, творя, ни к чему не привязан.
 
Тем Джанака славен и люди другие,
Что мудро дела совершали благие.
 
И ты, целокупности мира во имя,
Трудись, делай благо трудами своими.
 
Кто лучше других, - тот Учитель по праву,
Он всех своему подчиняет уставу.
 
Постиг я три мира, свершил все свершенья,
Но действия не прекращаю движенья.
 
А если б не действовал я, то в безделье
Все люди бы жить, как и я, захотели,
 
Исчезли б миры, если б дел я не множил,
Все Варны смешав, я б людей уничтожил.
 
Как действуют в путах деянья невежды, -
Пусть так же и Мудрый, исполнен надежды,
 
К делам не привязан, с душой вдохновенной,
Деянья свершает на благо Вселенной.
 
Кто черпает мудрость в познанье высоком,
Незнающих пусть не смутит ненароком:
 
Они, оставаясь в своём заблужденье,
В деяньях пускай обретут наслажденье.
 
Природа – Праматери вечная сила, -
Всё делают Гуны: кого ж ослепила
 
Гордыня, - решают: «Мы делаем сами».
Но тот, кто взирает познанья глазами,
 
Поймёт, что Праматушка Лада  – основа
И чувств и предметов, что снова и снова
 
Вращаются в Гунах Природы. Доколе
К ним Йог не привязан, достигнет он Воли.
 
Тот, кто совершенным познаньем владеет, -
Познавшего несовершенно не смеет
 
Смущать, ибо, что разумеет незрячий?
А ты, о, воюющий, действуй иначе.
 
От самости, от вожделенья избавлен,
К Всевышнему каждым поступком направлен,
 
Даждьбогу, Арджуна, будь верен глубоко,
Сражайся – и ты не услышишь упрёка.
 
Разумный, Ученье моё постигая
И веря, что это – стезя есть благая,
 
Без ропота действуя долгие лета,
Одним лишь деяньем достигнешь ты Света.
 
А тот, кто моё отвергает Ученье,
Кто ропщет, к предметам питая влеченье, -
 
Погибнет, безумный, познанья лишён!
Арджуна, постиг ли ты Пращура Конъ?
 
Природе вовек всё живое подвластно,
И даже Мудрец поступает согласно
 
Природе своей, - так к чему противленье?
И чувств отвращенье, и чувств вожделенье -
 
В предметах телесных; и то и другое –
Враги; отврати их владычество злое!
 
Исполнить, - пусть плохо, - свой долг самолично,
Гораздо важней, чем чужой сверхотлично.
 
Погибнуть, свой долг исполняя, - прекрасно,
А долгу чужому – служенье опасно»!
 
Арджуна спросил: «Тогда кто же от века,
Скажи, побуждает на грех человека, -
 
К тому же силком, вопреки его Воле»?
И Крышень, причастный Божественной Доле,
 
Ответил: «То – страсть, что возникла из скверны,
То – гнев пожирающий, неимоверный.
 
Как зеркало – мутью, огонь – тёмным дымом,
Как плёнкой – зародыш, так ненасытимым
 
Желанием всё Мирозданье одето:
Желание – недруг познанья и света.
 
Враг Мудрости – Мудрых ввергает в пыланье
То алчное пламя в обличье желанья!
 
В рассудке и чувствах оно пребывает,
Людей, ненасытное, с толку сбивает.
 
А ты, обуздав свои чувства сначала,
Врагов порази, чья утроба взалкала, -
 
Прозренье и Знанье пожрать захотела!
Считают, что чувства важнее, чем тело,
 
Познанье важнее всех чувств, но Со-Знанье
Превыше Познанья в моём пониманье.
 
А выше Со-Знания – Рамха Сверхличный!
Ты в Сути Его утвердись Безграничной!
 
Врага уничтожь, - да обрящет кончину
Противник, надевший желанья личину»!
 
5.
 
Арджуна спросил: «Что же выше Ты ставишь?
Смотри: отрешенье от действий Ты славишь,
 
 Но хвалишь, о Мудрый, и Действия Йогу.
Что лучше? Развей мою, Крышень, тревогу».
 
Арджуне ответствовал Праведник Строгий:
«К высокому благу ведут обе Йоги,
 
Но Йоги Деянья важнее значенье:
Она превосходит от дел отреченье.
 
Тот стал Отрешённым, кто, делая дело,
И зло обуздал, и желания тела.
 
«Две Йоги различны», - глупец поучает, -
Но знай, что, достигший одной, получает
 
Обеих плоды, ибо слиты старанья
И Йоги Познанья, и Йоги Деянья.
 
Без Йоги достичь отрешенья труднее,
И праведник, преданный Йоге, скорее
 
С Всевышним Отцом достигает Со-Знанья:
Себя победив, и отринув желанья,
 
Сливается с Рамхой – с Его Вечным Светом,
И, действуя, - не загрязнится при этом.
 
Кто, Истину знает, тот Конъ утверждает, -
«Не делаю я ничего, - рассуждает, -
 
Касаясь, вкушая, внимая, взирая,
Дыша, говоря, выделяя, вбирая».
 
Встаёт ли с восходом, ко сну ли отходит, -
Он, Праведный, ведает, что происходит:
 
«То чувств и предметов телесных общенье,
А я не участвую в этом вращенье».
 
Кто, действуя, с Рамхой Извечным сольётся,
Того вековечное зло не коснётся, -
 
Не так ли, скатившись, от пыли очистив,
Вода не касается лотоса листьев?
 
И вольный, с предметами чуждый общенья,
Во имя благого самоочищенья,
 
Лишь разумом, чувствами, сердцем и телом
Пусть действует, - дело избравший уделом.
 
Отвергший плоды – обретает отраду,
Кто жаждет плодов – попадает в засаду.
 
Счастливец в покое живёт благодатном,
Не действуя в городе девятивратном.
 
Не делает Рамха – Тот Свет Совершенный –
Ни делателей, - ни деяний Вселенной,
 
Дела с их плодами Рамха не связует, -
Природа сама по себе существует.
 
Ни зло, ни добро не приемлет Всесветлый.
Окутало Мудрость, как мглой безпросветной,
 
Неведенье, распространив ослепленье.
Но те, кто делами достиг просветленья,
 
Разрушили Знанием это незнанье,
И Рамха, как Солнце – явил им Сиянье.
 
Постигнув Его и себя в Нём, Высоком,
Ушли они, выиграв битву с пороком.
 
В слоне и в корове, в жреце и в собаке,
И в том, кто собак поедает во мраке,
 
И в том, что дряхлеет и что созревает, -
Предвечного Рамху Мудрец прозревает.
 
Чей разум всегда в равновесье, в покое, -
Сей мир победил, победил всё земное,
 
И не умирая, и не возрождаясь,
Пребудет он, в Духе Светом утверждаясь,
 
Не станет, достигнув покоя, безстрастья,
От счастья смеяться, страдать от несчастья.
 
И Рамхи он Света постигнет главенство,
И, преданный Рамхе, вкусит он блаженство, -
 
Затем, что предметов телесных касанье
Не даст наслажденья, а только терзанье:
 
Они преходящи, в них – бедствия лоно,
Безгрешный отверг их душой просветлённой.
 
Лишь тот, кто, ещё не дождавшись кончины,
Равно и отрады презрел и кручины,
 
Свой гнев пересилил и чувств самовластье, -
Обрёл настоящее, прочное счастье!
 
Кто светится внутренним счастьем, - не внешним! –
Тот с Рамхою в мире сливается здешнем.
 
Подвижник, живя ради блага людского,
Избавясь от двойственности и сурово,
 
Свой гнев обуздав, уничтожив обманы,
Грехи, заблужденья, - достигнет Нирваны.
 
Мудрец, от земных отрешённый желаний
Слит с Рамхой Предвечным, - приходит к Нирване.
 
Отринув предметы, презрев суесловье,
Направив свой взор, устремлённый в межбровье,
 
В ноздрях уровняв с выдыханьем вдыханье,
Стремлений и чувств погасив полыханье,
 
Избавясь от страха, - Мудрец Безупречный
Приходит так к Воле он – Высшей Извечной.
 
Познавший Рамху, всех миров Властелина, -
Того, кто Сварога – Первопричина,
 
Кто Свет излучает, любя всё живое, -
Премудрый Подвижник пребудет в покое»!
 
18.
 
Арджуна промолвил: «Светла Твоя Милость,
Исчезла незрячесть; душа озарилась;
 
Я стоек; не знаю сомненья былого;
Твоё, о Учитель, исполню я слово»!

На рассвете враждующие войска вступили в битву. Бгимасена напал на Кауравов — сыновей царя Дхритарастры. Ему на помощь поспешили близнецы Накула и Сахадэв, сыновья Драупади и предводитель войска Дхристадумна. Царь Кауравов Дурьотхана и его братья оказались достойными противниками Пандавов. Арджуна вступил в упорный поединок с Бгижмой, Юдхиштхира — с Шальей, Чикхандин — с Ашваттхаманом. Погибли в битве сыновья Царя Вираты, Царя Матсьев, — Уттара   и Швета. Пандавы потеряли в первый день сражения сотни тысяч воинов. Кауравы, имея численное превосходство, стали теснить Пандавов. Могучий Бгижма, дед Кауравов и Пандавов, неудержимо истреблял войско Юдхиштхиры

 

Другие части этой статьи:


 
Распространение материалов приветствуется со ссылкой на сайт rodobogie.org и автора публикации.