Сказочный словарь.

Автор: Светлена Неволина − соратница Родобожия.

Продолжение статьи, начатой в №2

БАБА ЯГА.

Наши далёкие Предки чтили Лесную Жрицу, Повелительницу Сти­хий и зверей, которая известна нам из сказок как Баба Яга. Она Веду­нья (то есть всё Ведающая), живёт уединённо в лесу, в избушке на курьих ножках. А избушка та стоит на краю леса, на гра­нице с «триде­сятым царством», то есть на границе нашего мира Яви с другими ми­рами (царствами). Баба Яга – страж этой границы. Она охраняет вход  в далёкий ска­зочный (Небесный) мир. Всех, кто попадает к ней, она подвергает испытаниям, пропуская туда только достойных и чис­тых душой и телом.

Баба Яга – дарительница и советчица: указывает путнику дорогу в иные миры (если он этого достоин), дарит волшебного коня или орла, на которых можно добраться в тридесятое царство, даёт совет в беде. Она понимает язык леса, язык зверей и птиц,  разговаривает с ветром и водой. Ей служат лесные духи, звери и птицы. Дружит с Лешим и Водяным. Баба Яга владеет волшебством, лечит травами, умеет переме­щаться по воздуху. У неё есть волшебные скатерть-самобранка, сапоги-скоро­ходы, гусли-самогуды, ковёр-самолет, меч-самосек и другие та­инственные вещи. Она хранитель­ница (если надо – то и воинственная) своего лесного пространства. Раньше в каждом большом лесу была своя Баба Яга, и тогда такой лес ста­новился «особым».

Лесная Ведунья всегда помогает народу, с которым живёт рядом – даёт советы нуждающимся, лечит обращающихся к ней, охраняет от чужаков, заботится о плодородии леса и полей. Иногда даже освещает семейный союз, одаряя новую семью волшебным подарком.

В современных сказках у Бабы Яги бывает «злой образ»: она по­хищает или заманивает к себе детей, чтобы их съесть – но дети все­гда спасаются! Сейчас люди и забыли, что раньше Баба Яга обучала ленивых детей разным ремёслам и до­машнему труду. Люди сами привозили к ней таких детей для обуче­ния. Обучала она и особенно способных детей понимать лес, понимать язык растений, птиц и зверей, обрядам почитания Стихий Природы, всевозможным приметам, траволечению и многому другому. Такие дети становились травниками, знахарями, целителями, предсказателями, жрецами.

Когда люди разучились по­нимать лес и Природу, перестали жить с ними в ладу – они и к Бабе Яге стали относиться по-другому. Но в старинных сказках остался добрый и мудрый образ Бабушки Яги – советчицы, дарительницы, воительницы, охраняющей лес и границы между мирами.

«- Я хочу спросить тебя, бабушка, только о том, что видела: когда я шла к тебе, меня обогнал всадник на белом коне, сам белый и в белой одежде: кто он?

- Это День мой ясный, – отвечала Баба Яга.

- Потом обогнал меня другой всадник на красном коне, сам крас­ный и весь в красном одет: это кто такой?

- Это моё Солнышко красное! – отвечала Баба Яга.

- А что значит чёрный всадник, который обогнал меня у самых твоих ворот, бабушка?

- Это Ночь тёмная – все слуги мои верные! – молвила Баба Яга».

(«Василиса Прекрасная», русская народная сказка)

«Вот Марья Моревна улучила добрую минуту и стала Кащея выс­прашивать. Где он себе такого доброго коня достал. Кащей сказал: «За тридевять земель, в тридевятом царстве. За огненной рекой живёт Баба Яга, у неё есть такая кобылица, на которой она каждый день во­круг света облетает. Много у неё и других славных кобылиц; я у ней три дня пастухом был, ни одной кобылицы не упустил, и за то мне Баба Яга дала одного такого жеребёночка…»

(«Марья Моревна», русская народная сказка)

«Входит солдат в избушку – там сидит Баба Яга-костяная нога, се­дая, беззубая.

- Здравствуй, бабушка! Скажи, где мне искать мою королевну?

- Подожди немножко, вот я созову всех своих ветров и у них спрошу. Ведь они по всему свету дуют, так должны знать, где она те­перь проживает».

(«Заколдованная королевна», русская народная сказка)

«Напоила Баба Яга Ивана-царевича, накормила, в баньке он по­мылся с дороги, попарился, выспался хорошенько на мягкой по­стельке; проснулся, и давай они с Бабой Ягой опять чай пить. А чай у неё вкусный, ароматный, с медком, с вареньем, на лесных травках.

- Ну, сказывай, милок, откуда ты сам приехал и куда путь дер­жишь.

- Я, бабушка, такого-то царства, такого-то государства. Дай свою голову моим могутным плечам, направь на ум-разум, как добыть у девицы Синеглазки живой воды и молодильных яблок».

(«Сказочная азбука»)

БАННИК.

Служебный дух – обитатель и хранитель бани. Живёт за каменкой или под пол­ком; обычно он невидим, иногда имеет шапку-невидимку. Людям показы­вается чаще всего в виде старика с радужными гла­зами, покрытого листьями от веников и с длинной бородой. Может при­нимать облик животного (кошки, собаки, зайца и др.). В народе есть поверье, что Банник первый раз появляется в бане после того, как там побывала роженица. Для того чтобы его задобрить, приносят в баню соль и хлеб, ставят в праздники угощения. Банник живёт в бане, моется там и на­водит порядок. Он поддерживает хороший пар и греет баню, ко­гда парятся хозяева. Ему следует оставлять воду, мыло и веник, иначе он обижается и брызжет кипятком, скидывает камни с каменки, напускает угару. Дружит с Домовым и Дворовым, с домашними кош­ками. Днём обычно спит.

Банник вредит тем, кто плохо следит за баней, приходит в неё из-за своей лени поздно, после захода солнца или моется ночью. Тогда он пугает приходящих людей всякими способами. Очень не любит, когда в бане ругаются или кричат. Тех, к кому Банник хорошо относится, он мо­жет защитить от демонических су­ществ и недругов. Он охраняет баню, когда хозяева отсутствуют, и  участвует в святочных гаданиях девушек. Но если за баней нет должного присмотра, банник стано­вится злым, сердитым и может совсем уйти от ленивых хозяев к дру­гим.

На Новгородчине говорят: «Нет злее банника, да нет его добрее».

При входе в баню мужчина должен переступать порог правой но­гой, а женщина – левой. При этом нужно спросить разрешения: «Бан­ный дедушка! Дозволь попариться!». При выходе из бани благодарят Банника словами: «Спасибо тебе, баннушко, на парной банечке». А если уж что-то случилось, надо выскакивать из бани и просить: «До­мовой! Дворовой! Помогите!» Обычно они помогают человеку и за­щищают от чем-то рассерженного «Банного старосты».

Иногда в бане живёт Шишига – существо, которое  показывается в бане тем, кто идёт туда без молитвы или оберега и без разрешения Банника. Она может принимать облик знакомых людей или родствен­ников и запарить нежеланных гостей до смерти. Может подменить оставленного без присмотра ребёнка: такие «подменные» дети не рас­тут, не ходят, не говорят и скоро умирают.

«Кто такой наш баннушко?
Не игрушка, не зверёк.
Ростом – с детский сапожок,
Чёрненький мохнатушко.
То в углу он возится,
То по крыше носится.
То сидит за печкою,
Борода колечками:
«Мойтесь, мойтесь побелей,
Станет жить повеселей.
Я на тех всегда сердит,
Кто ревёт и кто не мыт».
«Где мочалка, бабушка?»,
«А подспрятал баннушко».
«Ну, а где ботинок мой?», –
«Баннушко унёс домой».

(«Баннушко» Т. Смертина)

«Женщина одна рассказывала. Пошла она как-то в баню взять что-то. Подходит к бане, – а она ночью шла то, – и чует, что она горячая вроде. Приоткрыла дверь, а оттуда пар валит, и будто вениками хле­щутся. Закрыла она дверь и убежала. А это банный староста сам па­рился».

«У нас в бане за каменкой банник жил. Его Митькой окаянным звали. Мы перед призывом в армию вытягивали его верёвкой из бани. Сначала его концом верёвки дразнили. Он хайлом как схватит, разо­злится, потом, как дёрнет верёвку, мы все попадали. А сам он весь из шерсти, лица, рук, ног нет».

(«Былички и бывальщины»)

«Лён-то у нас по вечерам чесали. Ведь дни-то коротенькие осенью. Пришла в баню чесать лён. Чесала-чесала. На полках сидит как белая кошка, глаза сверкают-сверкают такие у ней. Я сказываю «Кис, кис, кис…» Киска не двигается. Да я бегом это!»

«Вот топила ночью байну (т.е. баню). Тогда мужики ездили в 12 часов ночи, поздно. Топила байну, топила-топила… Ну, потом мужики приехали, пошли в байну мыться: и каменка разрытая, и вода вся вылита. Вот, вот ночью в байну ходить!»

(«Легенды. Предания. Бывальщины»)

БЕРЕГИНЯ

Существо миров Светлой Нави, оберегающее что-либо: дерево, ле­сок, поляну, утёс, ручей или другие места («бер» – лес, беречь; «йогиня» («егиня») – владеющая йогой, то есть наукой единения со стихиями). Они дети той стихии, которую хранят и оберегают: Земли, Воды, Воздуха, Огня.

У каждой стихии Природы есть свои Берегини – лесные, горные, водяные, воздушные и другие. Обычно они неви­димы, но могут являться людям в виде красивых и нежных девушек, легко передвигающихся по воздуху и воде сквозь горы и огонь. Обе­регают сон усталых путников в лесу, если те знают законы лесного гостеприимства и приносят дары лесу. Они доброжелательны к лю­дям и помогают человеку на суше и в воде, в трудных обстоятельст­вах.

В христианских рукопи­сях новгородского Софийского собора упоминается о требах, кото­рые ставили Славяне рекам, источникам и Берегиням. Раньше люди дружили с Берегинями и пользовались их помощью и советами, так как эти девы – хранители Древней Мудро­сти.

Древние празднества в честь Берегинь назывались «Русалиями», позднее – Русальной неделей. В эти дни наши Предки ставили угоще­ние всем Берегиням на опушках лесов, берегах рек и озёр, оставляли им подарки и украшения на камнях, в кострах и на ветвях деревьев. Считалось, что в эти дни Берегини водят свои хороводы под Земным небосводом, и нельзя было им мешать. Когда заканчивались эти дни и Бере­гини покидали Землю, чтобы вернуться к своим местам обитания или в Светлую Навь, люди устраивали им проводы: пели, плясали, играли на гуслях и свирелях, водили хороводы, устраивали игрища.

Берегиня может погибнуть в нашем мире (то есть она вер­нётся в мир Светлой Нави), если будет уничтожено место её обитания здесь: высохнет река, разрушится гора, будет вырублена роща.

Берегини на Западе называются греческим словом «Нимфы», мор­ские Берегини – «Нереиды», Берегини земных вод – «Наяды», а Бе­ре­гини – покровительницы деревьев называются по-гречески «Дриады».     Они – часть живой Природы вокруг человека, часть нашего мира.

На севере Руси до сих пор берёза счита­ется деревом Берегинь, как воплощение Небесного Света и чистоты. Поэтому, там опавшую осеннюю листву берёз называют «золотом Берегинь».

«Пошёл пригожий молодец в лес – и видит: на ветвях большой бе­рёзы качается красавица. Волосы у неё зелёные, будто берёзовые ли­стья, а на теле и нитки нет. Увидала красавица парня и засмеялась так, что у него мурашки по коже побежали. Понял он, что это не про­стая девушка, а Берегиня».

(«Энциклопедии русских преданий»)

«Русалочка  не чувствовала смерти; она видела ясное солнце и сотни каких-то прозрачных, чудных созданий, реявших над ней, а сквозь них просвечивали белые паруса кораблей и розовые облака в небе. Голоса их звучали, как музыка, но такая нежная, что человеческое ухо не расслышало бы её, так же как человеческие глаза не различали их самих. У них не было крыльев, но они носились в воздухе, лёгкие и незримые. Русалочка увидала, что и у неё такое же тело, как и у них, и она всё больше и больше отделяется  от морской пены. «К кому я иду?» – спросила она, поднимаясь в воздухе, и её голос звучал такою дивною музыкой, какой не в силах передать земные звуки. «К доче­рям воздуха!» – ответили ей воздушные созданья».

(«Русалочка» Х.К. Андерсен)

«Люси посмотрела на серебристую берёзу: у неё был мягкий лью­щийся голос, и она походила на стройную девушку, с развевающи­мися вокруг лица волосами. Она взглянула на дуб: это был высохший, но крепкий старик с курчавой бородой; но лучше всех было буковое дерево, под которым она стояла: это была грациозная Богиня, спокой­ная и величественная. «Деревья, деревья, деревья, – начала Люси. – Проснитесь, деревья, проснитесь. Разве вы не помните? Разве вы не помните меня? Дриады и нимфы, придите, придите ко мне!» Хотя не было ни дуновения ветерка, они зашелестели, и шум листвы был по­хож на слова. Люси показалось, что она вот-вот поймёт то, что пыта­ются сказать деревья».

(«Принц Каспиан» К. Льюис)

«Лёг дикий посох мимо ног;

На ней из воздуха  одежда;

Листов берёзовых венок

Её опора и надежда»

(«Вила и Леший» В.В. Хлебников)


 
Распространение материалов приветствуется со ссылкой на сайт rodobogie.org и автора публикации.