Махабхарата – величайший летописный памятник Культурного Наследия Древней Руси. Часть 36.

Всеславъ – соратник Родобожия.

В тридцать шестой части этой статьи мы продолжаем знакомство с Махабхаратой, осмысливая её Древние Славяно-Арийские образы. Перед началом чтения 36-й части статьи советую прочитать сначала её предыдущие части:

с 1-й по 35-ю части «Махабхарата – величайший летописный памятник Культурного Наследия Древней Руси».

Разъяснение древних Славяно-Арийских образов.

Разъяснение образов, встречающихся в этой главе, даётся не в алфавитном порядке, а для удобства усвоения их смысла – в порядке их появления в тексте стихов.

Светотатство: «Тать» в Древнерусской Речи означало вор, похититель, уничтожитель. Соответственно, «Светотатство» это «похищение, уничтожение Света».

Элапатра. В соответствии с Древлесловенской Речью имя Элапатра можно разъяснить так: Э – Ять (Божественная связь; взаимодействие Небесного и земного), Ла – Просветлённая Душа, Патра – Патер (Отец, Глава). Совместив образы, получим: «Отец (Глава рода) с просветлённой Душой, которая взаимодействует с Небесным и земным мирами».

Джараткару. В соответствии с Симфоническим Санскритско-Русским Толковым Словарём Махабхараты академика Б.Л. Смирнова имя «Джараткару» означает: «Старый певец», имя одного Риши.

Рассмотрим образное значение имени Джараткару: Д – Добро, Ж – Жизнь, А – Асъ (Азъ – Богочеловек), Ра – Изначальный Свет Всевышнего Прародителя, Т – Твердо (Утверждение), К – Како (Который), Р – Реци (Речение), У – Устой, (Традиция). Объединённый образ: «Богочеловек, носитель Изначального Света Всевышнего Прародителя, который речёт о Жизни, Добре, утверждая Традицию».

СОЖЖЕНИЕ ЗМЕЙ.

Ади Парва, главы 3, 8-52.

СОВЕТ ЗМЕЙ.

В то время владыкой змеиной державы
Был Васуки, опытный, сильный, лукавый.
 
Ему причиняло печаль и терзанье
Ужасное матери змей предсказанье:
 
«Придёт Властелин в заповедное время,
Придёт — и сожжёт он змеиное племя».
 
Чтоб как-нибудь сердце свое успокоить,
Решил он совет государства устроить.
 
Пришли на совет всевозможные змеи:
Монахи, врачи, мастера, чародеи,
 
Гуляки, учёные, стражи, вельможи
И воины с пышной раскраскою кожи.
 
Их множество было — усердных и праздных,
С красивой наружностью и безобразных,
 
Но, разных, не схожих, — друг с другом сближало
С губительным ядом жестокое жало!
 
Так Васуки начал: «Вы знаете, братья:
Над нами нависла угроза проклятья.
 
Быть может, найти избавленье сумеем
От ужаса, ныне грозящего змеям.
 
Ломая преграды, с опасностью споря,
Мы средство находим от всякого горя,
 
Но это несчастье с другим несравнимо:
Проклятие матери неотвратимо!
 
Поныне, как вспомню я слово проклятья,
В испуге, в тоске начинаю дрожать я.
 
Я слышал, как вскрикнула мать на рассвете:
«Да будьте вы прокляты, злобные дети!»
 
При этом присутствовал Сварогъ Извечный,
Творец Изначальный, Творец Безконечный.
 
Одобрил Он матери каждое слово,
И стали мы жертвами жребия злого.
 
Да, гибель грозит поголовная змеям,
Проклятие матери мы не развеем,
 
Но, может быть, меры предпримем поспешно,
Чтоб месть Властелина была безуспешна,
 
Чтоб с нами бороться Судьба побоялась,
Чтоб месть Джанамеджаи не состоялась».
 
Так начали змеи совет многошумный.
Одни зашипели, весьма скудоумны:
 
«Мы примем Подвижников Мудрых обличье,
Являющих кротость, добро и величье,
 
Царю Джанамеджае скажем веленье:
«Ты праведных змей отмени истребленье».
 
Но им возразили учёные змеи:
«Вы глупы. Нам действовать надо хитрее.
 
К Царю мы придём как советники, слуги.
Окажем его государству услуги.
 
От нас он захочет услышать сужденье:
Как надобно змей совершить всесожженье?
 
Тогда-то придумаем сотни препятствий.
Его Мудрецов обвиним в Светотатстве.
 
Царю мы свои приведём толкованья,
Примеры, и доводы, и основанья,
 
Докажем, что гибель змеиного рода
Для мира — несчастье, напасть и невзгода.
 
А если он хитрых речей не оценит,
А если сожжения змей не отменит,
 
То мы позовём остроумного змея,
Который, как бы о Владыке радея,
 
Предстанет как Жрец, с ним согласный во взглядах
И сведущий в жертвенных сложных обрядах.
 
Войдя к Властелину в доверье сначала,
Вонзит в Джанамеджаю грозное жало.
 
Когда же Царя он смертельно отравит,
То змей от погибели страшной избавит».
 
Но добрые змеи тогда возразили
Учёным: «О нет, не желаем насилий!
 
Должны мы о деле судить без пристрастья:
Не даст нам убийство покоя и счастья.
 
В опору возьмём, если беды нависли,
Невинность Души, целомудрие мысли!
 
Убийство — ужасно и богомерзко.
Чем более жаждите вы его дерзко,
 
Тем раньше погибнете смертью презренной:
В убийстве заложена гибель Вселенной!»
 
«Ошиблись равно, — изрекли чародеи, —
Учёные змеи и добрые змеи!
 
Мы тучами станем и ливнем зловещим,
Как молнии, мы, извиваясь, заблещем.
 
Мы жертвенный пламень водою потушим,
Тем самым и замысел царский разрушим».
 
«О, братья! — воскликнули змеи-светоши, —
Давайте мы вспомним обычай хороший.
 
Чем эти пустые вести разговоры,
Пусть ловкие змеи, умелые воры,
 
Похитят и ковш и сосуд для обряда
У спящих Жрецов. Так возникнет преграда.
 
Возможна, друзья, и другая помеха,
Чтоб дело Царя не имело успеха.
 
Прикажем безчисленным двинуться змеям,
Народ искусаем и ужас посеем.
 
А то мы вползём в человечьи жилища,
И змеями будет испорчена пища.
 
Окажутся в пище моча, испражненья, —
Откажется Царь от обряда сожженья!»
 
«Мы станем «Жрецами», — сказали вельможи, —
К Владыке придём, с многомудрыми схожи,
 
Огромной потребуем жертвенной платы,
И Царь Джанамеджая, страхом объятый,
 
Тогда-то в змеиной окажется власти,
И змей мы избавим от страшной напасти.
 
Услышал ты, Васуки, наши сужденья,
Скажи, как избавиться нам от сожженья»?
 
Сказал повелитель змеиной державы:
«И вы, и другие, и третьи — не правы.
 
А что предпринять — я не знаю, о, змеи,
От этого боль моя только острее»!
 
Тогда Элапатра сказал осторожный:
«Сужденья, которые сказаны, — ложны.
 
Должно состояться огню приношенье,
Судьбы отменить невозможно решенье.
 
А так как от вечной Судьбы мы зависим,
То с просьбою к Ней голоса мы возвысим.
 
Я нечто скажу вам на этом совете:
Когда были прокляты матерью дети,
 
От страха взобрался я к ней на колени.
Премудрых услышал я стоны и пени.
 
Явились те к Сварогу в сильной тревоге,
«О, Бог-Прародитель! — промолвили Боги, —
 
Лишь то существо, что безумно и злобно,
Проклясть сыновей своих кровных способно.
 
Зачем же Ты Кадру одобрил проклятье?
Скажи, Прародитель, даруй нам понятье!»
 
Ответствовал Сварогъ Всесущий, Всеправый:
«Увы, изобилуют змеи отравой,
 
Несметны, коварны, сильны и жестоки,
Они, расплодясь, умножают пороки.
 
Одобрил я Кадру слова роковые,
Чтоб стали счастливее твари живые.
 
Огонь уничтожит свирепых, кусливых,
Зловредных, злокозненных, втайне трусливых,
 
В предательстве ловких, в обмане искусных
И всех ядовитых, презренных и гнусных,
 
Но те, что правдивы, добры, справедливы,
Честны и смиренны, — останутся живы.
 
От них отвращу безпощадную кару:
Родится Великий Мудрец Джараткару,
 
Свои обуздавший стремленья и страсти,
В смиренье познавший блаженное счастье.
 
Придёт его сын, чистотой наделённый,
По имени Астика – дваждырождённый.
 
Придёт он в назначенный день приношенья,
Спасёт добродетельных змей от сожженья».
 
Тут Боги спросили Творца-Властелина:
«Кто матерью будет великого сына»?
 
«Узнайте, о, Боги, что дваждырождённый
Подвижник возьмёт соименницу в жёны.
 
Возьмёт он, причастный высокому дару,
Супруг Джараткару — жену Джараткару.
 
Родит ему тёзка могучего сына,
То будет Любви, Милосердья вершина».
 
Так Сварогъ промолвил в Небесном Чертоге.
Одобрили речь Прародителя Боги.
 
О, Васуки, есть у тебя молодая
Сестра, что цветёт, красотою блистая.
 
Недаром зовётся она Джараткару:
Они образуют желанную пару.
 
Как только попросит себе подаянья
Мудрец, что свершает благие деянья, —
 
Как дань Милосердия, лепту простую,
Отдашь ему в жёны сестру молодую.
 
Ты облик людской навсегда ей присвоишь,
Змеиное царство навек успокоишь.
 
Так, свадьбой счастливой, беду мы развеем»!
Слова Элапатры понравились змеям.
 
Они восклицали: «Прекрасно! Прекрасно»!
На сердце у Васуки сделалось ясно.
 
Сказал ему Сварогъ: «Не бойся напасти.
Ты принял в труде благородном участье.
 
Я помню, мы сделали гору мутовкой,
А Васуки, длинного змея, — верёвкой
 
И стали, желая Воды Животворной,
Сбивать океан, безпредельно просторный.
 
За это сниму я с Души твоей бремя.
Узнай же: пришло заповедное время.
 
Сгорят нечестивцы, погибнут злодеи,
Но живы останутся добрые змеи.
 
Живёт уже Мудрый Подвижник на свете,
Безгрешный и стойкий в суровом Обете.
 
Чтоб не было то наказанье жестоко,
О, Васуки, жди надлежащего срока,
 
Сестру молодую Подвижнику выдай.
Судьба не обидит невинных обидой,
 
Но только исполни мои приказанья...»!
На этом главу мы кончаем сказанья.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…


 
Распространение материалов приветствуется со ссылкой на сайт rodobogie.org и автора публикации.