Люблю ли я Бога?

Автор: Богуславъ − соратник Родобожия.

Часто ли мы думаем о Всевышнем? Зачастую вспоминаем тогда, когда нам плоxо, когда нам что-то нужно, когда нам уже не на кого оперется, кроме как на Него.

Посмотрите на среднестатистического человека, сколько времени он тратит на бытовые дела, работу, дом, политические и другие мирские разговоры, на развлечение, на азартные игры, казино, различные аттракционы, непотребные сериалы, фильмы, видеоролики и музыку. И сколько времени он уделяет Богу, Всевышнему, Абсолюту, Высшей Истине, Высшему Знанию?

К сожалению, люди молят о Боге, лишь тогда, когда умерла последняя надежда. А до этого момента, они не задумываются о Боге. Дом есть, машина есть, семья, работа тоже устраивают. Вроде всё хорошо, и зачем здесь Бог? И при чём здесь какой то Бог вообще?

Но приходит беда, приxодит война...приходят враги...и хорошие работники, как и «хорошая» работа уже никому не нужна. На машине далеко не уедешь, если выедешь вообще. Дом в любой момент могут сжечь, ограбить, разгромить, разбомбить, и оказывается семью то нужно защищать.

И только в такие моменты некоторые люди понимают:

Мать-Природа мудра

И Всевышнего глаз

Видит каждый наш шаг

На тернистой дороге

Наступает момент

Когда каждый из нас

У последней черты

Вспоминает о Боге...

(Игорь Тальков 1956-1991 г.,
песня Бывший подъесаул).
 

Любим ли мы ближнего? Любим ли мы своиx Родителей? Любим ли мы Отца нашего Единого и Многопроявленного?

Добросовестный человек признаётся себе (далее отрывок из книги "Откровенные рассказы странника духовному своему отцу". Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1991. С.207-209):

"Я не люблю Бога. Ибо, если бы я любил Его, то непрестанно размышлял бы о Нём с сердечным удовольствием; каждая мысль о Боге доставляла бы мне отрадное наслаждение. Напротив, я гораздо чаще и гораздо охотнее размышляю о житейском, а помышление о Боге составляет для меня труд и сухость.

Если бы я любил Его, то собеседование с ним чрез молитву питало бы меня, наслаждало и влекло к непрерывному общению с Ним; но, напротив, я не токмо не наслаждаюсь молитвою, но еще при занятии ею чувствую труд, борюсь с неохотою, расслабляюсь леностью и готов с охотою чем-нибудь маловажным заняться, чтобы только сократить или престать от молитвы.

В пустых занятиях время мое летит неприметно, а при занятии Богом, при поставлении себя в Его присутствие, каждый час мне кажется годом. Кто кого любит, тот в продолжение дня беспрестанно о нем мыслит, воображает его, заботится о нем, и при всех занятиях любимый друг его не выходит из его мыслей; а я в продолжении дня едва ли отделяю и один час, чтобы глубоко погрузиться в размышление о Боге и воспламенить себя в Его любви, а двадцать три часа охотно приношу ревностные жертвы страстным моим идолам!..

 

В беседах о предметах суетных, о предметах низких для духа, я бодр, я чувствую удовольствие, а при рассуждении о Боге я сух, скучлив и ленив.

Если же и невольно бываю увлечен другими к беседе, льстящей страстям моим, неутомимо любопытствую о новостях, о гражданских постановлениях, о политических происшествиях; алчно ищу удовлетворения моей любознательности в науках светских, в художествах, в приобретениях; а поучение в Законе Господнем, познании о Боге, о религии не делает на меня впечатления, не питает души моей, и я сие почитаю не токмо несущественным занятием христианина, но как бы сторонним и побочным предметом, коим я должен заниматься разве только в свободное время, на досуге.

Кратко сказать, если любовь к Богу познается по исполнению Его заповедей: "аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите", - говорит Господь Иисус Христос, а я заповедей Его не токмо не соблюдаю, но даже и мало стараюсь о сем, то по самой чистой истине следует заключить, что я не люблю Бога...

Не имею я и любви к ближнему. Ибо не только не могу решиться для блага ближнего положить душу мою /по Евангелию/, но даже и не пожертвую моею честью, благом и спокойствием для блага ближнего.

Если бы я любил его по Евангельской заповеди, как самого себя, то несчастье его поражало бы и меня, благополучие его приводило бы и меня в восхищение. А, напротив, я выслушиваю любопытные несчастные повести о ближнем, не сокрушаюсь, а бываю равнодушным или, что еще преступнее, - нахожу как бы удовольствие в оном и худые поступки брата моего не покрываю любовию, но с осуждением их разглашаю. Благосостояние, честь и счастье его не восхищают меня, как собственные, а совершенно, как все чуждое, не производят во мне радостного чувства, но еще тонко возбуждают во мне как бы зависть или презрение".

К статье прилагается видео-клип:

И. Тальков. "Бывший подъесаул".


 
Распространение материалов приветствуется со ссылкой на сайт rodobogie.org и автора публикации.